Крепость Новороссийск — порт Новороссийск — город Новороссийск..(первые шаги… черкесы, «крепостные страсти»).

И хотя упоминания о первых появившихся укреплениях русских в устье Цемесса относятся к 1832 году (видимо связанные с инициативами Вельяминова),  свои первые шаги Новороссийск окончательно начал делать в  1838 году.

ЧЕРКЕСЫ.

Черкесский воин

 «Все существование черкеса сложилось так, что без хищенчества не было для него жизни, не было удовольствий в настоящем, не было блаженства в будущем мире. Выводить хорошо своего коня, выдержать его несколько часов без корма и призвать на помощь Зейгута – божество, по понятию народа, покровительствующее наезднику – черкес отправлялся на хищничество или один, чаще в компании, состоящей из нескольких человек.

Одежда черкеса состояла из мохнатой бараньей шапки, обшитой галуном прикрывавшей бритую голову; из бешмета, черкески, ноговиц в сафьяновых чевяков, по преимуществу красных. Все это отличалось хорошим вкусом, изяществом покроя, в особенности чевяки, обувь без подошвы. На последнюю черкесы обращали особое внимание в своем наряде. Чевяки шьются обыкновенно несколько меньше ноги и перед надеванием, предварительно размачиваются в воде, натираются внутри мылом и, сырые, натягиваются на ногу, подобно перчаткам. Надевший новые чевяки, должен выжидать, лежа, пока они высохнут, примут форму ноги. Под чевяки впоследствии подшивают самую легкую и мягкую подошву.

Весь костюм черкеса и его вооружение приспособлены, как нельзя лучше,  к наездничеству и к конной драке. Бурочный чахол скрывал его винтовку от нечистоты; она закидывалась за спину и ремень к ней был пригнан так, что черкес легко заряжал

Черкесский воин на коне

ее на всем скаку, стрелял и потом перекидывал через левое плечо, чтобы обнажить шашку. Последнее оружие черкес особенно любил и владел им в совершенстве. Черкесская шашка остра как бритва, страшна в руках наездника…за поясом заткнуты были два пистолета и широкий кинжал.. На черкеске, по обеим сторонам груди, пришиты были кожаные гнезда для ружейных патронов, помещаемых в газырях – деревянных гильзах. Но поясе висела жирница, отвертка и небольшая сумка, наполненная разного рода вещами, дозволявшими всаднику, не слезая с лошади, вычистит оружие.

Хорошо выдержанный конь … повиновался уздечке в совершенстве. Он не боялся ни огня, ни воды. По лесам и оврагам пробирался черкес на хищничество; ехал ночью, а днем отдыхал.. Не имея продовольствия и остановившись в лесу, партия хищников отправляла, бывало, одного из своих членов в ближайший аул, который по обычаю, снабжал странников молоком, прессом и баранам, оставляя их по близости, не стараясь узнать из кого состоит партия, откуда и зачем она пришла в эти места.

Терпение, настойчивость, смелость и самоотвержение в хищничестве были изумительны. К этой страсти примешалось впоследствии политическая идея, и воровство приняло религиозный характер. .. хищники приняли название хаджиретов; воровство в русских пределах считалось делом душеспасительным; смерть в наших границах давала павшему в бою венец шагида, или мученика.

Черкесы неожиданно нападали на селения, грабили оплошных жителей, отгоняли скот, захватывали пленных и к утру.. скрывались среди мирных аулов и, при их содействии, добыча быстро уходила.. от одного аула к другому.»

Племя натухайцев на карте окрестностей Суджукской долины

Племя Черкесов обитавших  в окрестностях Суджукской долины именовало себя Натухаджцами  (Натухайцами) и насчитывало по многочисленным аулам и поселениям более 60000 душ. Занимались в повседневной жизни скотоводством и земледелием. Но,  и как для всякого черкеса, удалью и подвигом считалась добыча в боевых набегах на соседские земли (к тому времени уже в большей степени обоснованными  русскими переселенцами).

Вот в таком непримиримом враждебном окружении предстояла построить и существовать новому русскому укреплению Новороссийск.

«крепостные страсти».

В январе 1839 года Николай Раевский получает одобрение Императора по планам строительства укрепления.

«Новороссііскъ … тамъ намѣчалось возвести, въ глубинѣ бухты, у устья рѣчки Цемеса, два отдѣльныхъ форта и четыре блокгауза, связанныхъ землянымъ валомъ, при оборонительномъ гарнизонѣ въ одинъ баталіонъ. Кромѣ того, предполагалось построить помѣщенія еще на один  баталіонъ (активный резервъ), на роты арестантскую и военно-рабочую (строительныя силы) и на 160 семейныхъ казаковъ (начало колонизаціи), а также устроить пристань и адмиралтейство. По полученіи проекта, повидимому составленнаго въ Петербургѣ только по картѣ, командиръ отдѣльнаго кавказская корпуса, генералъ Головинъ, донесъ, что по мѣстности проектированныя укрѣпленія не будуть имѣть достаточно хорошей взаимной поддержки, что вопросъ о возможности полученія необходимыхъ строительныхъ матеріаловъ совершенно не изслѣдованъ и что первою мѣрою при обращеніи Новороссийска въ укрѣпленный пункт, должно явиться осушеніе болотъ у устья р. Цемеса, благодаря коимъ климатъ въ пзбранномъ раіонѣ крайне вреденъ для здоровья людей…»

Ознакомившись с суждениями Головина Император, из-за ограниченности наличного состава тогда инженерных офицеров на Кавказе, приказал командировать на место знающего инженерного штаб-офицера. Выбор пал на помощника командира лифляндского инженерного корпуса, подполковника Клименко.  Николай начертал ему следующие директивы: «командированному штаб-офицеру вменить в обязанность не увлекаясь правилами построения европейских крепостей, иметь в виду, что цель предполагаемого к возведению на Цемесѣ укрепления состоит лишь в том, чтобы оно могло представить достаточную оборону от внезапных нападений горцев, и что потом укрепление это должно принадлежать к разряду полевых. Вслѣдствіе сего офицеръ этоть долженъ ограничиться исправленіемъ главнѣйшихъ недостатков проектированного плана. Сверхъ того, возложить на него внимательный осмотръ устья р. Цемеса, опредѣленія способовъ, кои могутъ быть приняты для осушенія или спуска образовавшагося тутъ болота, и составленіе подробныхъ плановъ и смѣтъ какъ на возведнiе укрѣпленій, такъ и на постройку жилыхъ зданій. Но въ главнѣйшую обязанность вмѣнить ему изысканіе на мѣстѣ тѣхъ строительныхъ матеріаловъ, которые могутъ быть употреблены въ дѣло и подготовлены к будущему употребленію».

Новороссийск худо бедно строился постепенно, первые постройки из дерева и подручных материалов преобразовывались в каменные. Император на ходатайства Кавказского начальства об укреплении фортов по побережью, «обращении Новороссийска в долговременную крепость» накладывал резолюции «отложить впредь до времени» по «значительности этих издержек», «слѣдуетъ все покуда принять къ свѣдѣнію».

Подвиг Архипа Осипова.

В 1840 году происходит катастрофа. Ряд укреплений береговой линии подвергаются нападениям со стороны горских формирований, их разграблениям, тысячи погибших и угнанных в плен русских чинов и защитников. Архип Осипов (укрепление Михайловское, ныне поселение Архипо-Осиповка) взорвал пороховые склады вместе с тысячами горских джигитов, занявших укрепление, и тем самым, видимо, охладил неумных горцев и «европейских волонтеров» от экспансивных планов захвата и уничтожения Черноморских крепостей, в том числе и Новороссийска.

В 1841 году Николай Раевский, измученный лихорадками, полученными им от «дурного» местного климата и разочарованный в политике и делах России на Кавказе уходит в отставку.

Новороссийск строится и развивается под руководством Серебрякова, начальника крепости, начальника  первой береговой линии.

В 1845 году на стол Императора легла обширная записка начальника Черноморской береговой линии генерал-адъютанта Будберга, в которой он изложил суждения Серебрякова.

«…у Новороссійска лежитъ обширная и прекрасная бухта, невыгоды которой заключаются лишь въ повременныхъ борахгь, противь, чего, однако, приняты мѣры: у города въ море погружены тяжелые мертвые якоря какъ для малыхъ, такъ и для большихъ военныхъ судовъ. Оборона города съ сухого пути зиждется на полевыхъ укрѣпленіяхъ слабой профили и плохого состоянія. Главные опорные пункты — два отдѣльныхъ форта, четыре блокгауза и люнетъ — даютъ фланговую оборону длиннымъ, соединяющимъ ихъ фасамъ, а вся система верковъ простирается по линіи въ 1.300 саж., упирающейся въ морской берегъ, имѣющій въ предѣлахъ укрѣпленія длину въ 800 саж. Слабость укрѣпленій приводить къ тому, что безопасность ихъ покоится только на гарнизонѣ, численность коего доведена до 3000 чел. Правда, безъ помощи европейская союзника, горцы Новороссійскомъ овладѣютъ не легко, въ особенности по осуществленію предположенія объ обнесеніи города каменными оборонительными стѣнками, коимъ, грозна лишь артилерія. Хотя у горцевъ и есть уже пушки, но таковыя крайне неподвижны, управляются певѣжественными турецкими пушкарями и не имѣютъ достаточныхъ  боевыхъ комплектовъ. Но если у горцевъ появится союзникь европейскій — положеніе дѣла измѣнится вкорень. На берегу у насъ нѣтъ никакой обороны. И малое пепріятельское судно можетъ войти въ бухту, стать на якорь и громить городъ безпрепятственно.

Черкесские отряды на вершинах гор обозревают Цемесскую долину

Горцы, для дѣйствій противъ Новороссийска, могутъ собрать въ одинъ день до 2.000, въ два дня — до 8.000. въ три — до 15.000 человѣкъ; и такая сила соберется непремѣнно, разъ въ бухтѣ появятся непріятельскія военные суда.  Если нашъ флотъ всему этому не помѣішаетъ, флотъ вражеский разрушить городъ въ нисколько часовъ, а гарнизонъ будетъ истребленъ, горцами, подкрепленными сказаннымъ десантомъ….»

Установка мертвых якорей в Цемесской бухте, будущий порт.

«..Адмирал Серебряков заботился о стоянке нашего флота, о приюте его для зимовки. Подходящее для того место намечалось у берега противоположного городу Новороссийску, близ старинного турецкого кладбища ибо у самого города судам грозят боры, опасность коих видна хотя бы из того факта, что в 1842 году военный транспорт КАДОСЪ был выброшен на берег. Указанное место наиболее отвечает цели, ибо там отстаивались суда еще в древности: это подтверждается наличностью развалин генуэзского укрепления..(-имеется ввиду устье Цемесса и далее вдоль бухты-)….

1)…организовать береговую оборону бухты путем устройства трех долговременных, настильного огня, батарей, вооруженных бомбическими пушками: одной батареи на подводной банке при входе в бухту (- в виду пространство Суджукской косы-), другой на мысе Икехарис (-Шесхарис-) и третьей на мысе против южной оконечности Новороссийска (-мыс Любви-)…

2) усилить сухопутную оборону занятием трех командующих над городом высот сильными оборонительными башнями, обнесением города и форштатов каменную оборонительной стеною со рвом…Стоимость проекта только по сухопутным веркам была исчислена в 465000 рублей серебром, каковое его обстоятельство и послужило его отклонения. Император…поручил инженерному департаменту предположение изменить таким образом, чтобы в проекте осталось только крайне необходимое.»

Увы, даже после поправок департамента, который ограничился планом окружения Новороссийска стеной, устройством оборонительной казармы, трех малых башен,  проект развития из-за значительной его стоимости не получил.. и только в 1849 году новый проект стоимостью в 150000 рублей наконец был утвержден Императором.

Окончательно сооружения крепости Новороссийск представлялись в таковом виде и естественно не представляли из себя даже серьезного оборонительного препятствия, впрочем, как и все фортификации Черноморской Береговой линии…но город рос, развивался:

Глинобитное устройство элементов крепостного вала Черноморской береговой линии.

«… сухопутные укрепления Новороссийска состояли большею частью из земляных брустверов грудной высоты, дополненных до надлежащей высоты положенною на крон их засекою из колючих растений; впереди бруствера вырыть неширокий и мелкий ров; во избежание пожара, который, при бомбардировании укрепления, мог бы распространиться по брустверу от легкой воспламеняемости колючки, она заменялась турами постепенно . ..верки перестраивались в каменные; построены три каменные оборонительные казармы; один фронт, ближайший к углу бухты, устроен из каменной стены с  капониром…. С морской стороны насыпаны, в пределах укрепления, земляные батареи, соединенные траншеею, служащей ходом сообщения и позицией против десанта; но батареи вооружены мелкими калибрами, самый крупный – 18 фунтовый, из 40 таких только 4.Все верки рассчитаны на противодействиям только горцам; толщина стен гарантирует только от пробиваемости пулями…Внутреннее пространство укрепление застроено городом, в нем есть и каменные здания, но большинство – турлучны с камышевыми крышами..»

 

Своими сочинениями поделились авторы очерков времен минувших в основном Георгий Иванович Тимченко-Рубан, генерал-лейтенант, историк, Николай Федорович Дубровин, академик, историк, генерал-лейтенат.

Продолжение следует.

Часть первая.

Часть вторая.

Часть третья

Часть четвертая.

часть пятая.